tanda_mif_chgk: (кошко рыжее)
рассказанные старым QfwfQ, записанные с его слов
ИТАЛО КАЛЬВИНО
и изданные
в издательстве ЦК ВЛКСМ
„МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ"
в городе Москве
в 1968 году
Все в одной точке )
tanda_mif_chgk: (кошко рыжее)
рассказанные старым QfwfQ, записанные с его слов
ИТАЛО КАЛЬВИНО
и изданные
в издательстве ЦК ВЛКСМ
„МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ"
в городе Москве
в 1968 году
Все в одной точке )
tanda_mif_chgk: (сурьезно)
ревизия такая ревизия )

У нас работе тоже тот еще дурдом. И при этом еще и не топят...
tanda_mif_chgk: (сурьезно)
ревизия такая ревизия )

У нас работе тоже тот еще дурдом. И при этом еще и не топят...
tanda_mif_chgk: (кошко рыжее)
Рассказ, помянутый мной вчера и послуживший причиной коллективной смехоистерики

Посвящается любителям научной фантастики. Ч.1 )
tanda_mif_chgk: (кошко рыжее)
Рассказ, помянутый мной вчера и послуживший причиной коллективной смехоистерики

Посвящается любителям научной фантастики. Ч.1 )
tanda_mif_chgk: (огненнофрактально)
Марина Бернацкая

Грязно-серые с белой эмблемой амфибии замерли под пальмами, напоминая пауков, затаившихся в ожидании добычи. Но когда рассвело и на улицах показались мирные жители, никто не вскрикнул при виде бронированных чудовищ, и никто не бросился в ужасе прочь. Паники, которую жаждал увидеть полковник, не состоялось.
Прохожих становилось все больше, и они шли через площадь, словно не замечая непрошеных гостей, обходя их, как обходят лужу.
Майор Гарри Клеменс откинул тяжелую крышку люка.
- Вылезайте, полковник, - крикнул он. - Похоже, что боя не будет, город и так наш.
- Не может быть! Должен же у них иметься хоть какой-нибудь вшивый гарнизон! - послышалось из люка, и оттуда высунулась голова в шлеме. Полковник тупо огляделся.
Город был как город и даже чем-то напоминал маленькие европейские города. Площадь перед ратушей, рядом - какой-то бронзовый болван со шпагой, на его шляпе и плечах - по голубю.
- Кыш! - крикнул полковник на непочтительных птиц. Майор тут же выстрелил, почти не целясь. Голуби не шелохнулись, будто в них и не стреляли.
Майор растерянно заглянул в дуло, потом снова поднял свое оружие и начал тщательно целиться.
- Прекрати пальбу, - поморщился полковник. - Все равно промажешь...
Никто из прохожих так и не удостоил вниманием вояк, никто возле них не остановился, никто не побежал - будто люди не слышали выстрелов.
Майор спрыгнул на клумбу, подскочил к первому же прохожему и попытался схватить его за рукав. И сразу ощутил удар силового поля. Человек обернулся, посмотрел на Клеменса невидящим взглядом и, не найдя ничего интересного, заспешил дальше.
- Назад! - прохрипел полковник. - По ратуше - огонь!
Сзади прогремел орудийный выстрел. Неяркая вспышка перед зданием - и все. Ратуша стояла как ни в чем не бывало.
Самоходное орудие развернулось и двинулось в направлении берега.
- Куда?! - разъяренно заорал полковник.
- Ко всем чертям! - раздалось в наушниках. - Разве не видите, что это все оборотни?!
В конце улицы машина неожиданно забуксовала. Какая-то невидимая сила не пускала самоходку из города.
Побуксовав немного, машина возвратилась на площадь. Полковник выругался:
- Говорили же мне, что с этим островом чертовщина какая-то творится! прорычал он. - Где этот проклятый научный центр? Я не оставлю от него камня на камне!
Амфибии двинулись вперед. Кое-кто из водителей пытался наехать на прохожих, но всякий раз машины скользили вдоль невидимой преграды, а по бронированным корпусам бежали огоньки разрядов.
- Вот тебе шанс, Билл, - передал неудачливому дезертиру полковник. Ударь бронебойным в стену этого центра!
Из самоходки даже не успели выскочить. Снаряд мгновенно возвратился назад. Вспыхнула броня, разлетелись брызгами гусеницы. Горело то, что просто не могло гореть.
Майору Клеменсу стало страшно, и в то же время его не оставляло какое-то странное любопытство. Он подошел к газетной тумбе. Немного постояв возле нее, Клеменс взглянул на календарик наручных часов. Затем, судорожно сглотнув слюну, он снял шлем, сел прямо на тротуар и закурил.
На календаре Клеменса стояло двадцать четвертое, а в выходных данных газет - двадцать шестое. Ученые этого острова нашли идеальный спасательный круг от агрессии - время.
Он понял, что все армии мира не смогут причинить вреда этому островному городишке, который даже и гарнизона-то своего не имеет, ибо это ему не нужно. И еще он понял, почему не вернулись отсюда те, кому отдавали приказ захватить научный центр. Потому что невозможно вернуться во вчерашний день, как невозможно ничего уничтожить в дне завтрашнем.
tanda_mif_chgk: (огненнофрактально)
Марина Бернацкая

Грязно-серые с белой эмблемой амфибии замерли под пальмами, напоминая пауков, затаившихся в ожидании добычи. Но когда рассвело и на улицах показались мирные жители, никто не вскрикнул при виде бронированных чудовищ, и никто не бросился в ужасе прочь. Паники, которую жаждал увидеть полковник, не состоялось.
Прохожих становилось все больше, и они шли через площадь, словно не замечая непрошеных гостей, обходя их, как обходят лужу.
Майор Гарри Клеменс откинул тяжелую крышку люка.
- Вылезайте, полковник, - крикнул он. - Похоже, что боя не будет, город и так наш.
- Не может быть! Должен же у них иметься хоть какой-нибудь вшивый гарнизон! - послышалось из люка, и оттуда высунулась голова в шлеме. Полковник тупо огляделся.
Город был как город и даже чем-то напоминал маленькие европейские города. Площадь перед ратушей, рядом - какой-то бронзовый болван со шпагой, на его шляпе и плечах - по голубю.
- Кыш! - крикнул полковник на непочтительных птиц. Майор тут же выстрелил, почти не целясь. Голуби не шелохнулись, будто в них и не стреляли.
Майор растерянно заглянул в дуло, потом снова поднял свое оружие и начал тщательно целиться.
- Прекрати пальбу, - поморщился полковник. - Все равно промажешь...
Никто из прохожих так и не удостоил вниманием вояк, никто возле них не остановился, никто не побежал - будто люди не слышали выстрелов.
Майор спрыгнул на клумбу, подскочил к первому же прохожему и попытался схватить его за рукав. И сразу ощутил удар силового поля. Человек обернулся, посмотрел на Клеменса невидящим взглядом и, не найдя ничего интересного, заспешил дальше.
- Назад! - прохрипел полковник. - По ратуше - огонь!
Сзади прогремел орудийный выстрел. Неяркая вспышка перед зданием - и все. Ратуша стояла как ни в чем не бывало.
Самоходное орудие развернулось и двинулось в направлении берега.
- Куда?! - разъяренно заорал полковник.
- Ко всем чертям! - раздалось в наушниках. - Разве не видите, что это все оборотни?!
В конце улицы машина неожиданно забуксовала. Какая-то невидимая сила не пускала самоходку из города.
Побуксовав немного, машина возвратилась на площадь. Полковник выругался:
- Говорили же мне, что с этим островом чертовщина какая-то творится! прорычал он. - Где этот проклятый научный центр? Я не оставлю от него камня на камне!
Амфибии двинулись вперед. Кое-кто из водителей пытался наехать на прохожих, но всякий раз машины скользили вдоль невидимой преграды, а по бронированным корпусам бежали огоньки разрядов.
- Вот тебе шанс, Билл, - передал неудачливому дезертиру полковник. Ударь бронебойным в стену этого центра!
Из самоходки даже не успели выскочить. Снаряд мгновенно возвратился назад. Вспыхнула броня, разлетелись брызгами гусеницы. Горело то, что просто не могло гореть.
Майору Клеменсу стало страшно, и в то же время его не оставляло какое-то странное любопытство. Он подошел к газетной тумбе. Немного постояв возле нее, Клеменс взглянул на календарик наручных часов. Затем, судорожно сглотнув слюну, он снял шлем, сел прямо на тротуар и закурил.
На календаре Клеменса стояло двадцать четвертое, а в выходных данных газет - двадцать шестое. Ученые этого острова нашли идеальный спасательный круг от агрессии - время.
Он понял, что все армии мира не смогут причинить вреда этому островному городишке, который даже и гарнизона-то своего не имеет, ибо это ему не нужно. И еще он понял, почему не вернулись отсюда те, кому отдавали приказ захватить научный центр. Потому что невозможно вернуться во вчерашний день, как невозможно ничего уничтожить в дне завтрашнем.

Похищение

Tuesday, 1 June 2010 11:27
tanda_mif_chgk: (чеширский рыжий)
АЛЕКСАНДР ИЛЬИН

Тергор задыхался от нетерпения. Медленно, ох как медленно заходил на стыковку посадочный модуль. Внизу так же неторопливо плыл темный овал теневой стороны планеты.
Наконец стыковка и маета переходного шлюза позади. Не глядя по сторонам, Тергор бросился к капитанской рубке. Ему едва успевали уступать дорогу, удивленно смотрели вслед.
— О, кэп! — крикнул Тергор, влетая в рубку.— Они овладели Временем. Мне удалось...
— Стоп! — Капитан не любил сумбурных докладов. Лишь убедившись, что Тергор перевел дух, он сказал спокойно: — Говори, я тебя слушаю.
— Кэп, здешняя цивилизация оседлала Время! Вот взгляните.— Тергор протянул капитану стопку цветных снимков.— Я не голословен. Они широко используют интеграторы Времени и, кажется, делают это больше для забавы. Интеграторы различны но размерам, их схемы путанны и порой лишены всякой логики, но несущая основа везде одинакова. Состоит она из бесконечного числа мельчайших деталей, и изготовить ее невероятно трудно. Так они, хитрецы, научились эти основы выращивать, как мы выращиваем кристаллы. Мне удалось прихватить с собой неплохой экземпляр, правда, была погоня...
— Отлично, Тергор, отлично. Я не силен в интеграторах, ты знаешь, но снимки производят впечатление. Вооруженный дубиной дикарь рядом с роботом, босая девица, повисшая на шее аборигена в скафандре,— все это говорит само за себя. Время — уже не проблема для них... Это твои преследователи?
— Да, и гнались они за мной довольно настойчиво.
— Вот что, Тергор, если я правильно понял, эти основы — главная деталь интеграторов. Боюсь, поняв, что к чему, аборигены и в космосе не оставят нас в покое. Ты сам видел — околонланетное пространство забито их спутниками и станциями. Они постараются захватить нас с поличным. Нельзя терять ни капли времени.
Капитан вдавил клавишу общей связи:
— Внимание, всем службам корабля приготовиться к экстренному старту на Миеру, домой.
Проведя ускоренную ориентацию в пространстве, корабль миерян умчался в глубины Вселенной. Он уносил с собой бесценный груз: главную деталь интегратора времени — симпатичную зеленую елочку, вырванную Тергором у Кузубовского городского Дома культуры.

А по всей Земле продолжался веселый новогодний карнавал.

Похищение

Tuesday, 1 June 2010 11:27
tanda_mif_chgk: (чеширский рыжий)
АЛЕКСАНДР ИЛЬИН

Тергор задыхался от нетерпения. Медленно, ох как медленно заходил на стыковку посадочный модуль. Внизу так же неторопливо плыл темный овал теневой стороны планеты.
Наконец стыковка и маета переходного шлюза позади. Не глядя по сторонам, Тергор бросился к капитанской рубке. Ему едва успевали уступать дорогу, удивленно смотрели вслед.
— О, кэп! — крикнул Тергор, влетая в рубку.— Они овладели Временем. Мне удалось...
— Стоп! — Капитан не любил сумбурных докладов. Лишь убедившись, что Тергор перевел дух, он сказал спокойно: — Говори, я тебя слушаю.
— Кэп, здешняя цивилизация оседлала Время! Вот взгляните.— Тергор протянул капитану стопку цветных снимков.— Я не голословен. Они широко используют интеграторы Времени и, кажется, делают это больше для забавы. Интеграторы различны но размерам, их схемы путанны и порой лишены всякой логики, но несущая основа везде одинакова. Состоит она из бесконечного числа мельчайших деталей, и изготовить ее невероятно трудно. Так они, хитрецы, научились эти основы выращивать, как мы выращиваем кристаллы. Мне удалось прихватить с собой неплохой экземпляр, правда, была погоня...
— Отлично, Тергор, отлично. Я не силен в интеграторах, ты знаешь, но снимки производят впечатление. Вооруженный дубиной дикарь рядом с роботом, босая девица, повисшая на шее аборигена в скафандре,— все это говорит само за себя. Время — уже не проблема для них... Это твои преследователи?
— Да, и гнались они за мной довольно настойчиво.
— Вот что, Тергор, если я правильно понял, эти основы — главная деталь интеграторов. Боюсь, поняв, что к чему, аборигены и в космосе не оставят нас в покое. Ты сам видел — околонланетное пространство забито их спутниками и станциями. Они постараются захватить нас с поличным. Нельзя терять ни капли времени.
Капитан вдавил клавишу общей связи:
— Внимание, всем службам корабля приготовиться к экстренному старту на Миеру, домой.
Проведя ускоренную ориентацию в пространстве, корабль миерян умчался в глубины Вселенной. Он уносил с собой бесценный груз: главную деталь интегратора времени — симпатичную зеленую елочку, вырванную Тергором у Кузубовского городского Дома культуры.

А по всей Земле продолжался веселый новогодний карнавал.

Не сезон.

Tuesday, 1 June 2010 11:24
tanda_mif_chgk: (кошко рыжее)
Виктор Адаменко, Юрий Кириллов.

- Так ты говоришь, что вы своим глазам не поверили?
- Еще бы! Пришвартовались к небольшой планете на окраине Галактики. Провинция, одним словом. Ни на что буквально не рассчитывали. И здравствуйте пожалуйста. Такой застаем ландшафт. Кислороду вволю: дыши - не хочу. Тут тебе и горы, и реки. И вдобавок вся планета техникой нафарширована. Звездолеты почище наших. Им, думаю, нырнуть в нуль-пространство и вынырнуть на краю Вселенной ничего не стоит!
- Что же вы подумали?
- Ну, ты знаешь Ищенко. "Не умничать! - с ходу дает команду. - Степанов, Кондратов, Глумов пойдут со мной. Другие остаются на месте. В случае чего обеспечат безопасность". Пошли мы с ним. И понимаешь, ни одной живой души вокруг. Быть того не может, думаю. Ребенку ясно, что вокруг нас - результаты деятельности высокого разума. Не могло же в самом деле все само собой появиться. В общем, всякие вздорные мысли лезут в голову. И представляешь, когда мы проходили мимо какой-то громоздкой штуковины, выпустила она клешни, сцапала Степанова и заглотила целиком. Только и успел вскрикнуть.
- А вы?
- Что мы?.. Она и нас попыталась достать. Только мы назад и ходу, пока на корабле не очутились. Ругаем себя, конечно, за утрату бдительности. Главное, жаль парня. Но сколько ни жалей, ничего не поправишь. Решили стартовать, пока не поздно, чтобы доложить на центральную базу об антигуманной цивилизации. Только подготовили корабль, чувствуем, кто-то снаружи рвется.
- Чудовище?
- Мы и сами так подумали. Кинулись к смотровому отсеку: ничуть не бывало. Человек как человек. Ищенко вгляделся, да как крикнет: "Это же Степанов!" Видим, вроде Степанов, да не совсем.
- Как так?
- Степанов бороду, усищи отпустить успел в полете. А у этого - чисто.
- Робот-двойник, что ли?
- Мы тоже подумали, что ловчат с нами. Вступили в переговоры. И понимаешь ли, действительно, Степанов оказался!
- Ты же сам говорил, что у Степанова борода и усищи...
- Да разве в этом дело? Его, как он потом рассказал, схватили клешни и втиснули в какую-то по виду лабораторию. И тут началось. "Вжик!" - отлетели у него, правда, безболезненно, усы и борода. Потом роботы-манипуляторы содрали с него одежду и в другое помещение втащили. А там ничего не видно: один туман горячий. А потом они его, как он ни отбивался, в раствор сунули. Но он жив остался. Кожа только покраснела. Ну а в конце всех мучений натянули они на него балахон и на волю выпустили. Он, ног под собой не чуя, примчался. Поместили мы его, как положено, в изолятор.
- И стартовали?
- Будто ты Ищенко не знаешь! С места, говорит, не двинемся, пока не определим, чего они от нас добиваются и для чего все эти лаборатории пыток. Во что бы то ни стало должны мы открыть этот ларчик!
- Что-нибудь удалось узнать?
- Помнишь, я тебе рассказывал о штуковине с клешнями? Она и оказалась ключом к ларчику.
- Это где Степанова мучили?
- Никто и не думал его мучить. Это было что-то вроде бани. А сама планета - база отдыха высокоразвитой цивилизации.
- Так почему же тогда вы никого не встретили?
- Наверное, попали не в сезон.
tanda_mif_chgk: (кошко рыжее)
Роберт Шекли

Мортонсон прогуливался тихо-мирно по безлюдным предгорьям Анд, никого не трогал, как вдруг его ошарашил громоподобный голос, исходивший, казалось, отовсюду и в то же время ниоткуда.
- Эй, ты! Ответь-ка, что в жизни главное?
Мортонсон замер на ходу, буквально оцепенел, его аж в испарину бросило: редкостная удача - общение с гостем из космоса, и теперь многое зависит от того, удачно ли ответит он на вопрос.
Присев на первый же подвернувшийся валун, Мортонсон проанализировал ситуацию. Задавший вопрос - кем бы он ни был, этот космический гость, - наверняка догадывается, что Мортонсон - простой американец, понятия не имеет о главном в жизни. Поэтому в своем ответе надо скорее всего проявить понимание ограниченности земных возможностей, но следует отразить и осознание того, что со стороны гостя вполне естественно задавать такой вопрос разумным существам, в данном случае - человечеству, представителем которого случайно выступает Мортонсон, хотя плечи у него сутулые, нос шелушится от загара, рюкзак оранжевый, а пачка сигарет смята. С другой стороны, не исключено, что подоплека у вопроса совсем иная: вдруг, по мнению Пришельца, самому Мортонсону и впрямь кое-что известно насчет главного в жизни, и это свое прозрение он, Мортонсон, способен экспромтом изложить в лаконичной отточенной фразе. Впрочем, для экспромта вроде бы уж и время миновало. Привнести в ответ шутливую нотку? Объявить голосу: "Главное в жизни - это когда голос с неба допрашивает тебя о главном в жизни!" И разразиться космическим хохотом. А вдруг тот скажет: "Да, такова сиюминутная действительность, но что же все-таки в жизни главное?" Так и останешься стоять с разинутым ртом, и в морду тебе шлепнется тухлое эктоплазменное яйцо: вопросивший подымет на смех твою самооценку, самомнение, самодовольство, бахвальство.
- Ну как там у тебя идут дела? - поинтересовался Голос.
- Да вот работаю над вашей задачкой, - доложил Мортонсон. - Вопросик-то трудный.
- Это уж точно, - поддержал Голос.
Ну, что же в этой поганой жизни главное? Мортонсон перебрал в уме кое-какие варианты. Главное в жизни - Его Величество Случай. Главное в жизни - хаос вперемешку с роком (недурно пущено, стоит запомнить). Главное в жизни - птичий щебет да ветра свист (очень мило). Главное в жизни - это когда материя проявляет любознательность (чьи это слова? Не Виктора ли Гюго?). Главное в жизни - то, что тебе вздумалось считать главным.
- Почти расщелкал, - обнадежил Мортонсон.
Досаднее всего сознавать, что можешь выдать неправильный ответ. Никого еще ни один колледж ничему не научил: нахватаешься только разных философских изречений. Беда лишь, стоит закрыть книгу - пиши пропало: сидишь ковыряешь в носу и мечтаешь невесть о чем. А как отзовется пресса?
"Желторотый американец черпал из бездонного кладезя премудрости и после всего проявил позорную несостоятельность".
Лопух! Любому неприятно было бы угодить в подобный переплет. Но что же в жизни главное?
Мортонсон загасил сигарету и вспомнил, что она у него последняя. Тьфу! Только не отвлекаться! Главное в жизни - сомнение? Желание? Стремление к цели? Наслаждение?
Потерев лоб, Мортонсон громко, хоть и слегка дрожащим голосом, выговорил:
- Главное в жизни - воспламенение!
Воцарилась зловещая тишина. Выждав пристойный по своим понятиям срок, Мортонсон спросил:
- Э-э, угадал я или нет?
- Воспламенение, - пророкотал возвышенный и могущественный Глас. - Чересчур длинно. Горение? Тоже длинновато. Огонь? Главное в жизни - огонь! Подходит!
- Я и имел в виду огонь, - вывернулся Мортонсон.
- Ты меня действительно выручил, - заверил Голос. - Ведь я прямо завяз на этом слове! А теперь помоги разобраться с 78-м по горизонтали. Отчество изобретателя бесфрикционного привода для звездолетов, четвертая буква Д. Вертится на языке, да вот никак не поймаю.
По словам Мортонсона, тут он повернулся кругом и пошел себе восвояси, подальше от неземного Гласа и от высоких материй.
Перевод Н. Евдокимовой
tanda_mif_chgk: (огненнофрактально)
Фредерик Браун

Дар Рай размышлял в одиночестве, когда снаружи донеслась мысль, соответствующая стуку в дверь. Мысленным усилием откатив дверь в сторону, Дар Рай сказал: "Входите, друг мой". Он мог, разумеется, передать слова телепатически, но при разговоре один на один звуковая речь более любезна.
В комнату вошел Эджон Хи.
- Вы сегодня засиделись, вождь, - сказал он.
- Да, Хи, ведь сегодня, через час, прибудет ракета с Земли, и я хочу это видеть собственными глазами. Да, я знаю, что она упадет в тысяче миль отсюда, если расчеты землян верны. Но, даже ошибись они и упади ракета на расстоянии, в два раза большем от нас, вспышка ядерного взрыва все равно будет видна. Я так долго ждал этого дня! Пусть на борту ракеты нет землян - все равно это первый контакт. Для них, во всяком случае. Наши телепаты уже многие столетия читают их мысли, но ведь физический контакт между Землей и Марсом произойдет только сегодня!
Хи удобно устроился в низком кресле.
- Это верно, - ответил он. - Правда, я не очень внимательно следил за последними сообщениями и не понял, зачем им понадобилось взрывать ядерный заряд. Я знаю, что они считают нашу планету необитаемой, но все же...
- Они будут наблюдать за взрывом в телескопы своей лунной обсерватории, чтобы составить спектрографический анализ и получить более точные данные об атмосфере и почве Марса. А затем еще несколько противостояний, и они прилетят к нам!
* * *
Марс ждал прихода людей. Вернее, не весь Марс, а то, что осталось от марсианской цивилизации, - маленький городок с населением около девятисот душ. Цивилизация Марса была намного старше земной, но она умирала. И марсиане ждали контакта с Землей, думая и о своем будущем, и о будущем землян. Ведь их цивилизация развивалась совсем не так, как на Голубой планете. Марсиане не создали техники, не накопили знаний в области точных наук. Но они овладели парапсихологическими свойствами мозга, о которых земляне лишь начали смутно догадываться. Марс многому мог научить Землю: телепатии, телекинезу, эмпатии... А Земля, надеялись марсиане, сможет с помощью науки и техники оживить их умирающую планету.
И вот сегодня Рай, вождь марсиан, и Хи, его помощник и близкий друг, подняли бокалы за будущее, а затем забрались на крышу самого высокого здания и ждали, устремив взоры на север, где должна была появиться ракета.
* * *
- Вон она грохнула, Вилли, - сказал Рог Эверетт, оторвавшись наконец от окуляра телескопа. - Теперь узнаем, что на Марсе к чему.
Он и Вилли Сантер обменялись торжественным рукопожатием по поводу исторического события.
- Надеюсь, мы там никого не убили, а, Рог? Мы попали точно?
- Можно считать, что да. Ракета отклонилась от цели не больше, чем на тысячу миль к югу. При запуске на пятьдесят миллионов миль это пустяки. Вилли, а как по-твоему, марсиане существуют?
С секунду подумав, Вилли уверенно ответил:
- Нет.
И был прав
tanda_mif_chgk: (огненнофрактально)
Фредерик Браун

Дар Рай размышлял в одиночестве, когда снаружи донеслась мысль, соответствующая стуку в дверь. Мысленным усилием откатив дверь в сторону, Дар Рай сказал: "Входите, друг мой". Он мог, разумеется, передать слова телепатически, но при разговоре один на один звуковая речь более любезна.
В комнату вошел Эджон Хи.
- Вы сегодня засиделись, вождь, - сказал он.
- Да, Хи, ведь сегодня, через час, прибудет ракета с Земли, и я хочу это видеть собственными глазами. Да, я знаю, что она упадет в тысяче миль отсюда, если расчеты землян верны. Но, даже ошибись они и упади ракета на расстоянии, в два раза большем от нас, вспышка ядерного взрыва все равно будет видна. Я так долго ждал этого дня! Пусть на борту ракеты нет землян - все равно это первый контакт. Для них, во всяком случае. Наши телепаты уже многие столетия читают их мысли, но ведь физический контакт между Землей и Марсом произойдет только сегодня!
Хи удобно устроился в низком кресле.
- Это верно, - ответил он. - Правда, я не очень внимательно следил за последними сообщениями и не понял, зачем им понадобилось взрывать ядерный заряд. Я знаю, что они считают нашу планету необитаемой, но все же...
- Они будут наблюдать за взрывом в телескопы своей лунной обсерватории, чтобы составить спектрографический анализ и получить более точные данные об атмосфере и почве Марса. А затем еще несколько противостояний, и они прилетят к нам!
* * *
Марс ждал прихода людей. Вернее, не весь Марс, а то, что осталось от марсианской цивилизации, - маленький городок с населением около девятисот душ. Цивилизация Марса была намного старше земной, но она умирала. И марсиане ждали контакта с Землей, думая и о своем будущем, и о будущем землян. Ведь их цивилизация развивалась совсем не так, как на Голубой планете. Марсиане не создали техники, не накопили знаний в области точных наук. Но они овладели парапсихологическими свойствами мозга, о которых земляне лишь начали смутно догадываться. Марс многому мог научить Землю: телепатии, телекинезу, эмпатии... А Земля, надеялись марсиане, сможет с помощью науки и техники оживить их умирающую планету.
И вот сегодня Рай, вождь марсиан, и Хи, его помощник и близкий друг, подняли бокалы за будущее, а затем забрались на крышу самого высокого здания и ждали, устремив взоры на север, где должна была появиться ракета.
* * *
- Вон она грохнула, Вилли, - сказал Рог Эверетт, оторвавшись наконец от окуляра телескопа. - Теперь узнаем, что на Марсе к чему.
Он и Вилли Сантер обменялись торжественным рукопожатием по поводу исторического события.
- Надеюсь, мы там никого не убили, а, Рог? Мы попали точно?
- Можно считать, что да. Ракета отклонилась от цели не больше, чем на тысячу миль к югу. При запуске на пятьдесят миллионов миль это пустяки. Вилли, а как по-твоему, марсиане существуют?
С секунду подумав, Вилли уверенно ответил:
- Нет.
И был прав
tanda_mif_chgk: (Default)
Юпитерианин повернулся к роботу и нетерпеливо сказал: - Это студенческая биологическая лаборатория. Здесь нет ничего, что могло бы заинтересовать вас. - А что они делают? - Они изучают микроскопические организмы. Вы видели когда-нибудь микроскоп? - Он видел, - вмешался Третий, - но не такого типа. Наши микроскопы предназначены для энергочувствительных органов и работают по принципу отражения лучевой энергии. Ваши микроскопы, очевидно, основаны на принципе увеличения массы. Довольно остроумно. - Вы не возражаете, если я посмотрю, какие там существа? – спросил Первый. Он шагнул к ближайшей скамье, а студенты, боявшиеся оскверниться общением с инопланетянами, сгрудились в дальнем углу. ХХ-1 отодвинул микроскоп и стал внимательно рассматривать предметное стекло. Удивленный, он отложил его, взял другое... третье... четвертое... Потом робот обратился к юпитерианину: - Эти организмы живые? Такие маленькие, похожие на червей? - Конечно. - Странно... стоит мне посмотреть на них, как они погибают! Третий чертыхнулся и сказал своим товарищам: - Мы забыли о нашей гамма-радиации. Пойдем отсюда, Первый, а то мы убьем все микроорганизмы в этой комнате )
tanda_mif_chgk: (Default)
Юпитерианин повернулся к роботу и нетерпеливо сказал: - Это студенческая биологическая лаборатория. Здесь нет ничего, что могло бы заинтересовать вас. - А что они делают? - Они изучают микроскопические организмы. Вы видели когда-нибудь микроскоп? - Он видел, - вмешался Третий, - но не такого типа. Наши микроскопы предназначены для энергочувствительных органов и работают по принципу отражения лучевой энергии. Ваши микроскопы, очевидно, основаны на принципе увеличения массы. Довольно остроумно. - Вы не возражаете, если я посмотрю, какие там существа? – спросил Первый. Он шагнул к ближайшей скамье, а студенты, боявшиеся оскверниться общением с инопланетянами, сгрудились в дальнем углу. ХХ-1 отодвинул микроскоп и стал внимательно рассматривать предметное стекло. Удивленный, он отложил его, взял другое... третье... четвертое... Потом робот обратился к юпитерианину: - Эти организмы живые? Такие маленькие, похожие на червей? - Конечно. - Странно... стоит мне посмотреть на них, как они погибают! Третий чертыхнулся и сказал своим товарищам: - Мы забыли о нашей гамма-радиации. Пойдем отсюда, Первый, а то мы убьем все микроорганизмы в этой комнате )
tanda_mif_chgk: (Default)
Первые порции сильно разреженной атмосферы Юпитера стали проникать в корабль в нескольких тысячах миль от поверхности планеты. Это был чистый водород. Атмосферное давление все повышалось и повышалось, достигнув миллиона земных атмосфер. Корабль медленно продвигался к конечной цели путешествия, пробиваясь сквозь скопления молекул газа, которые так теснились, что даже водород обладал плотностью жидкости. Температура была семьдесят градусов ниже нуля по Цельсию. Пары аммиака, поднимавшиеся над невероятно обширным аммиачным океаном, насыщали эту жуткую атмосферу до предела. Ветер, зарождавшийся где-то на высоте тысячи миль, несся с такой скоростью, что подобное атмосферное явление можно было назвать ураганом лишь приближенно. Прежде чем корабль опустился на большой юпитерианский остров, раз в семь превышавший по площади Азию, стало совершенно очевидно, что Юпитер не слишком приятный мир. И все же трем членам экипажа корабля он казался приятным. Впрочем, этих троих назвать людьми было нельзя, юпитерианами - тоже. Они были просто роботами, которых создали на Земле )
tanda_mif_chgk: (Default)
Первые порции сильно разреженной атмосферы Юпитера стали проникать в корабль в нескольких тысячах миль от поверхности планеты. Это был чистый водород. Атмосферное давление все повышалось и повышалось, достигнув миллиона земных атмосфер. Корабль медленно продвигался к конечной цели путешествия, пробиваясь сквозь скопления молекул газа, которые так теснились, что даже водород обладал плотностью жидкости. Температура была семьдесят градусов ниже нуля по Цельсию. Пары аммиака, поднимавшиеся над невероятно обширным аммиачным океаном, насыщали эту жуткую атмосферу до предела. Ветер, зарождавшийся где-то на высоте тысячи миль, несся с такой скоростью, что подобное атмосферное явление можно было назвать ураганом лишь приближенно. Прежде чем корабль опустился на большой юпитерианский остров, раз в семь превышавший по площади Азию, стало совершенно очевидно, что Юпитер не слишком приятный мир. И все же трем членам экипажа корабля он казался приятным. Впрочем, этих троих назвать людьми было нельзя, юпитерианами - тоже. Они были просто роботами, которых создали на Земле )

June 2017

M T W T F S S
   12 34
567 891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags